Внимание, новинка!

Калиниченко Н.М.
Королевский гамбит. Полный курс. 690 руб.


Google
English version

Google Translator

Александр Александрович Шашин


На границе физики и шахмат.
Часть 2

Сегодня я решил побеседовать с мастером спорта СССР, тренером Аничкова Дворца, что в Санкт-Петербурге, автором физикоподобной модели шахмат А.А.Шашиным. В доступной форме Александр Александрович донёс её основные идеи, а также алгоритм поиска хода,... Но обо всём по порядку.


ЧАСТЬ 1

- Всё же, если можно, расскажите поподробнее о Вашей с ним работе.

- За два года до этого у меня было что-то вроде "Болдинской осени", вернее, это был "Болдинский июль". Приехав с Всесоюзного отборочного турнира в Даугавпилсе 1974 года, где я понял свою несостоятельность как претендента на мировую шахматную корону (А.Шашин улыбается), я почувствовал непреодолимую тягу к теоретической работе. Я работал по 14 часов в день. У меня была составлен план работы. И вот условно двухлетнюю программу удаётся выполнить за месяц. Это было какое-то состояние безумия, суперформы, когда одна идея извлекалась за другой, и их оставалось только записывать. Для Корчного то был благоприятный момент. Я набрал столько новинок, что за две недели не смог перекачать всё, что у меня было. Конкретно было так. Я выдавал идею, порой "сырую". Корчной мог её просто зафиксировать, записать. Мог, заинтересовавшись ею, начать со мной анализировать, а мог посмотреть что-то самостоятельно и потом снова смотреть варианты полюбившейся ему идеи. У него была полная свобода выбора. А он: конечно, должен был во всём осторожничать. Мы начинали работу часов в 11, продолжали до обеда, потом Корчной спал часа два. Затем анализ продолжался до программы "Время", то есть до 21 часа. В то время проходил межзональный турнир, где играл Б.Спасский. Мне показалось, что он даже с каким-то сочувствием относился к Спасскому, как это не странно. Помню, что Спасский в первом туре выиграл у В.Ульмана. Таким образом, мы отслеживали, как сыграл Борис Васильевич, после этого Корчной меня провожал до автобуса, а утром я приезжал снова.

- Получается, что Вы не жили в том "Доме отдыха" вместе с Корчным?

- Да, я отказался. У меня был свой номер, но я предпочитал жить дома. С ним было работать одно удовольствие. Это человек безо всякого гонора, спеси. Он очень объективен. Когда мы с ним начали работать, Корчной был в разобранном состоянии, может быть "тянул" на сильного кандидата в мастера. Мне казалось, что у него понимание позиции было не гроссмейстерское, а про тактику я уж не говорю. Я пришёл мобилизованным, неплохо я тогда играл. В самом начале работы я "видел доску" лучше, чем он. Казалось, что и стратегические нюансы улавливаю больше. Думаю, он это тоже чувствовал, соглашался с моими оценками. Он сознавал, что не "в форме", поэтому вёл себя скромно. А когда в конце сборов вышел на солидный гроссмейстерский уровень (на турнире в Амстердаме Корчной поделил первое второе места с Э.Майлсом) он проявлял себя всё более решительно, мог и прервать на "полуслове". И я его мог прервать так же, когда он в первые дни грубо ошибался в тактике. Одним словом, с ним было как с товарищем. И без всяких заигрываний.

- А что Вы почерпнули от сотрудничества с Корчным? Какое он на Вас произвёл впечатление как человек?

- Сборы проходили с определёнными и вполне понятными целями, но, конечно, что-то рассказывал, чем-то делился и Виктор Львович. Есть и то, что нельзя печатать даже за давностью лет. Это характеристики, которые он давал разным шахматистам. Всё это было в открытой форме. Язык у него литературный. Он человек нелогического типа, легко ранимый, живёт чувствами. Ему очень нравится нравиться другим людям, он не произвольно делает так, чтобы быть в центре внимания. Корчной человек закалённый, у него было ужасное отрочество, но жизнь его не сломала, физически здоров, очень силён духом. Он мог курить и бросать курить, мог позволить себе и режим нарушить. У него было плохое самочувствие во время чемпионата города 1973г., и в зале сидела его жена Белла с молоком, или с кефиром. Я как-то спросил у своего тренера В.Г.Зака. Как может быть, что Корчной в чемпионате Ленинграда делит со мной 8-9 места, а через 4 месяца тот же Виктор Львович делит 1-2 места в межзональном турнире, набирая с гроссмейстерами 75% очков. Есть ли способ "приобретения формы". Владимир Григорьевич выслушал меня не без улыбки, и сказал, что такого способа нет. Но "секрет" раскрыл. Перед межзональным турниром Корчной провёл дней десять на дачном участке В.Г.Зака. Там деревья уже спилили, а пни остались. Так вот Корчной занимался выкорчёвыванием пней, то есть тяжёлой физической работой. За то во время межзонального турнира, я обратил внимание, что он выглядел физически здоровым мужчиной, я видел, что он просто пышет здоровьем!

- Как складывается Ваша тренерская работа в качестве тренера Дворца пионеров (ныне Аничкова Дворца)?

- Мои отношения с коллегами по работе или весьма корректные, или дружественные. Я когда пришёл на работу, там ещё работал В.Г.Зак. Я уверен, что я был его любимым учеником, он мне доверял. Обычно, я провожал его после работы, мне было интересно общаться с ним, я многому учился у него. Я его очень уважал, любить таких людей трудно, человек он был сложный. Очень мне нравился и В.М.Бывшев и А.В.Черепков, симпатии наши с Василием Михайловичем были взаимны. В.З.Файбисович - мой старый знакомый. Среди моих учеников, с которыми я занимался, был и Гата Камский. Я поставил отцу условие, что если он будет бить ребёнка, я не буду с ним работать. Он обещал, а через 1,5 месяца он ударил Гату при мне, пошла кровь. Я прошёл на занятие к В.Г.Заку, и, объяснив причину, сказал, что не могу работать с Г.Камским и передаю его Вам. Потом Рустам Камский предлагал снова возобновить тренерскую работу, но я отказался. Из моих учеников наивысших успехов достигли М.Зверева, А.Елисеев и А.Кришиловский. Все они стали международными мастерами. Затем я перешёл на прилично оплачиваемую индивидуальную коммерческую работу со способными учениками. У меня училась одно время Н.Боднарук, другая моя ученица, уехавшая в Швейцарию, стала чемпионкой этой страны. Этот список можно продолжать. Свою методику я проверил не только на участниках сборной Аничкова Дворца, но и на Дине Баженовой. Я с ней занимался, и она стала чемпионкой России до 8 и 10 лет. В настоящий момент папа взял курс "обкатывать" девочку "под танками" в сильных, преимущественно, в мужских турнирах. Это действительно для неё и только для неё неплохо. Нагружать ребёнка нужно по максимуму. На эмоциональном уровне лучше, чтобы ребёнок проигрывал всё подряд, набирая 0 из 9. Главное, чтобы при этом у него было желание отыграться. А когда начинают возникать противоположные тенденции, это хуже.

- Поговорим теперь о Вашей алгоритме поиска хода и физической модели шахмат. Как большие числа в физике состыкуются с шахматами? Где точки соприкосновения?

- Моя модель шахматной игры физикоподобная. Этим, то есть своим происхождением, она не отличается от хорошо известных моделей в химии, биологии, социологии, экологии, в гуманитарных науках и т.п. Мир един. Поэтому похожи и модели - модели реальных процессов в Природе и модели ментальные, то есть модели процессов связанных с нашим мышлением. Что я сделал? Грубо говоря, я объявил сложной системой и "подключил" к ним фундаментальные законы физической науки. Можно сказать так: я посмотрел на шахматную игру сквозь призму теоретической физики, например, физической термодинамики. Получилось нечто любопытное.

А законы Ньютона можно применить? Может так будет проще.

Нет, Шахматы - система нелинейная, в шахматах взаимодействия между фигурами и пустыми полями шахматной доски переплелись. Модель шахматной игры - модель открытой термодинамической системы. Шахматы - принципиально неклассическая система. Отсюда, кстати, следует неэффективность классической теории Стейница и неэффективность теории его - Стейница - интерпретаторов. Стейниц безнадёжно далёк от числа: Теперь о числах: Так вот, с точки зрения теории сложных динамических систем, в системе должна быть нехитрая связь между малыми числами этой системы и её большими числами: Важнейшие малые числа шахматной системы - это числа 13, 32 и 64. Число 13 - это число степеней свободы шахматной системы: любое поле шахматной доски может быть свободным или занятым одной из двенадцати фигур. Арифметика проста: 1+12=13, где 12 - это белые и чёрные короли, ферзи, ладьи, слоны, кони и пешки (2х6=12!). Далее: 32 - число фигур в начальной шахматной позиции и 64 - число полей шахматной доски. Эти три числа должны породить все большие числа шахматной системы! Я имею в виду числа 13, 32 и 64 и а) число оригинальных, то есть разрешённых правилами игры шахматных позиций (обозначим его через "n"), б) число неповторяющихся шахматных партий (обозначим его через "N"). Есть основания предполагать, что

n=1332=1036,a

N=n3=10108 примерно.

Подробно об этом я написал в статье "Шахматы и меташахматы". Статье, вошедшей в книгу Л.Юдасина "Тысячелетний миф шахмат", М.,2004г., 608стр. Уже после того, как я отдал Л.Юдасину свою рукопись, я выдвинул одну любопытную гипотезу. Её суть в том, что устойчивыми бывают те настольные игры, которые имеют отношение к числу
1036 - шахматы, японская игра "Го", стоклеточные шашки, карты (скажем, бридж). Действительно, возьмите их, этих игр, фундаментально малые числа и составьте нехитрые комбинации: Международные шашки - 550,
бридж - 552, го - 2361
Те же 1036 и 10108.
Случайное совпадение? Едва ли! Совпадение, как мне кажется не является случайным, поскольку само число 1036 - является фундаментальным числом Природы. Это число коррелирует (взаимодействует - С.Б.) с важнейшим для нас - людей явлением. А именно: где-то миллион лет тому назад появился первый Homo sapiens, появилась первая человеческая мысль, стала формироваться ноосфера: Суть моей гипотезы в том, что люди бессознательно дрейфуют в своих фантазиях (десятки разновидностей шахмат и других настольных игр) к устойчивому числу 1036 - числу, которое не зависит от фантазий разумного человека.

Какого Ваше отношение к книге Юдасина "Тысячелетний миф шахмат"? Считаете ли Вы, что он своими определёнными высказываниями оскорбляет чувства христиан?

Я воспринял восторженно упомянутую Вами книгу Юдасина. Мы имели многочасовые беседы, и я развеял его сомнения в том, что будет ли воспринята его книга! Л.Юдасин изложил свои взгляды спорные или бесспорные, но с большой интеллектуальной силой. Он охватывает большой круг шахматных и не шахматных вопросов. А в силу законов природы, связанных с ограниченностью нашего мозга к восприятию информации, он расширяет беспредельно и теряет пробивную силу в отдельных вопросах. Поэтому он мало, что конкретно может сказать. Я же существенно локализую направление интеллектуальной атаки, и у меня больше шансов попасть в цель. Следовательно, у нас разные книги. Конкретных материалов у меня должно быть больше. Л.Юдасин ставит задачи для будущих теоретиков, а я решаю некоторые из них! Надо признать тот факт, что он переполнен идеями, требующих разработок. В тоже время, очевидно, что Юдасин глубоко верующий иудей. Поэтому, он имеет право излагать собственные идеи на языке своей веры.

- Хорошо, вернёмся вновь в Вашей теории шахмат. Термин "плотность упаковки" Вы придумали сами?

- Да, из всех определений, созвучных концентрации, этот показался мне самым удачным, я его заимствовал из ядерной физики. Он показался мне наименее непонятным из всех возможных других, описывающих концентрацию фигур.

- Над какой книгой Вы сейчас работаете?

- Сейчас я пытаюсь создать "Учебником шахматной игры", куда войдут и мои теоретические рассуждения, и несколько сотен партий и фрагментов из партий. То есть сама теория и приложение к ней.

- Как Вы любите проводить свободное время?

- За чтением книг и путешествуя по лесам Карельского перешейка. Грибы я перестал собирать после того, как собрал 12 кг. белых!

- А почему так, это же успех?

- Если я в следующий раз соберусь побить свой рекорд, то мне придётся набрать более 12 кг. Для чего? Я получил полное удовлетворение по поводу своих способностей, поэтому закончил свою карьеру грибника. А грибы мы с женой не употребляем в пищу, так как это тяжёлая еда для наших желудков. Я собирал их более двадцати лет, знаю много мест, примет, где, когда их надо собирать. У меня всё поставлено на науку...

- Хочу ещё спросить о Вашей системе поиска хода.

- Да, хорошо. В связи с тем, что моя теория есть физикоподобная модель, поэтому для определения сильнейшего хода я использую четыре параметра физической системы: материальный фактор, фактор шахматного времени, два пространственных фактора (моё "know how") - фактор компактности и фактор приподнятости шахматной позиции. И все эти параметры - числа, которые можно вычислить точно, или "на глазок". Исходя из них, можно определить тот или иной из пяти алгоритмов поиска хода. Три фундаментальных - алгоритм Таля, Капабланки и Петросяна. И два промежуточных - между Талем и Капабланкой и между Капабланкой и Петросяном. Каждый из алгоритмов состоит из нескольких пунктов поиска хода, шахматных задач. Ответив на эти вопросы, Вы увеличиваете вероятность найти сильнейший ход. Физикоподобная модель позволяет мне существенно сократить число ходов кандидатов (2-3 не более, а не 5-7, как у шахматистов, пользующихся другими методиками) и эти ходы хорошие.

- В чём же недостатки других "дошашинских" методик поиска хода?

- Интегрально, можно сказать так. Эти люди каким-то непонятным способом в состоянии сказать читателю, какой из двухзначного числа признаков позиции является в данной позиции доминирующим. Они доказать это не в состоянии от Стейница до Дворецкого. Теория Стейница не в состоянии делать больше того, чем делает, скажем, М.Дворецкий. Но она не полноценна. Теория Стейница - образец "вавилонского" метода, то есть на основе каких-то конкретных позиций используется "метод аналогий". И таких аналогий может быть несколько сотен тысяч. У кого они более глубокие, у кого менее. Возникает большой субъективный момент, или человеческий фактор. И этот метод, несомненно, работает. Но в какой-то момент метод перестаёт работать, потому что их получается слишком много. Количество аналогий возрастает катастрофически и начинает пробуксовывать. А когда пытаются обобщить все аналогии, то приходят к 11 факторам позиции (М.Эйве). Кстати, у А.Карпова их семь, у Капабланки - четыре, а у Зноско-Боровского и того меньше - три. И вот они пытаются поместить все эти аналогии каждый в своё число факторов. Принципиально не решаемая задача! Они не могут сказать: "А почему в этой позиции один из, скажем, одиннадцати факторов является преобладающим, а про все остальные можно забыть?" Он не может сказать. Ответ один - по методу аналогий, ничего другого он сказать не может...

- А у Вас?

- У меня только логика, набор чисел. Я организую всю шахматную игру, всё бесконечное количество шахматных партий во множество в четырёхмерном фазовом пространстве! Таким образом, любая позиция характеризуется четырьмя числами! И вот эти числа, их совокупность однозначно говорят, по какому алгоритму надо работать. Я разложил бесконечное число партий на пять типов алгоритмов. И для каждого из них универсальное правило поиска хода.

- Хорошо, логика, а как же интуиция?

- А интуиция проявляется на стыке двух методик. Право на интуицию имеют люди, если они не знают по какому из алгоритмов надо работать. Вот тогда в этой сфере принципиально непознаваемой могут быть какие-то открытия. Интуиция для меня - это осознание истины без анализа ситуации. А на самом деле она, эта ситуация анализируется, но на уровне каких-то ассоциаций, которые мы не контролируем. Возникает решение, этот механизм, вероятно, до конца не будет исследован никогда. Для того, чтобы играть интуитивно, надо с одной стороны, основательно загрузить память, чтобы возникали ассоциации, с другой стороны полностью расслабиться. В этом состоянии, когда на языке З.Фрейда открываются пути бессознательного в сознание. Рождается какой-то неосознанный импульс, и он доходит до сознания. Он проходит через память, там возникает много аналогий. Если человек расслабился, то этот луч успевает перебрать их большее число. Следовательно, у него шанс возрастает найти лучший ход! А вообще, словами интуиция обычно скрывается факт, что конкретно не представляется возможным что-то сказать о позиции: В противовес "вавилонского метода" на другом "конце света", в Греции Евклид дал аксиоматику. И из неё родились миллионы теорем.

- Что ж, благодарю Вас, А.А. за интересную и разноплановую беседу и желаю Вам успехов в Ваших исследованиях и педагогической работе.

А.Шашин - В.Корчной, Ленинград, 1973г.

На верхupdate 03-05-2005 

 
поиск литературы




Рейтинг@Mail.ru