Внимание, новинка!

Андрей Ельков (сост.)
Савелий ТАРТАКОВЕР: Шахматные партии, окончания, статьи. 650 руб.


Google
English version

Google Translator

А.В.ЧЕРЕПКОВ, МЕЖДУНАРОДНЫЙ МАСТЕР
"СИЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР!" ЧАСТЬ 1.

Александр Васильевич продолжает отвечать на вопросы, делиться своим бесценным опытом тренерской работы и своими мыслями о шахматах и совершенствовании в них.

- Александр Васильевич, закончилась Великая Отечественная война. В каком году Вы демобилизовались?

- В 1946 году я сменил форму на гражданскую одежду, не хотелось служить в мирное время. Я же стал офицером, то есть профессиональным военным, по мере необходимости военного времени. Да и, кроме того, ленинградцу трудно отказаться от Ленинграда! В результате я поступил на работу в "Городское Управление Трудовых Резервов". Должность моя называлась инспектор по спортивному обществу "Трудовые резервы" и до 1949 года им и являлся.

- Какой же поворот в Вашей судьбе произошёл в 1949 году?

- В конце этого года я перешёл на работу во Дворец пионеров имени А.А.Жданова, куда меня пригласил работать В.Г.Зак. А получилось вот как. В этом же обществе "Трудовые резервы" состоял и Владимир Григорьевич, а также два его "питомца" - Корчной и Спасский! А я знал В.Зака с довоенных лет, у нас были хорошие отношения. Это общество, кстати, платило стипендию Боре Спасскому порядка 1200 руб. Его представители вели активную работу по внедрению шахмат в рабочую среду, в школы ФЗО, Ремесленные училища. В начале 1948 году я с Заком ездили отдыхать в Кемери, жили в одном номере гостиницы, и даже посетили столовую и видели тот столик, за которым играл Алехин на знаменитом турнире 1937 года. Потом я ездил вместо Зака в Минск на ЦС "Трудовые Резервы" со Спасским и Корчным. Виктор играл вместе со мной во взрослом турнире, а Борис в юношеском первенстве. Дело кончилось тем, что Спасский поделил первое-второе место, выиграв затем дополнительный матч, таким образом, став победителем. Во взрослом турнире мне удалось победить, второе место занял москвич Щербаков, а третье - В.Корчной. Помню, что я как победитель пожертвовал свой приз, так как иначе кто-то из нас троих остался бы приза по халатности местного организатора. Я считал, что мне его потом вручат, однако этого не произошло... Короче говоря, к концу 1949 года Владимир Григорьевич окончательно уговорил меня перейти с "бюрократической" работы на педагогическую. Тогда там работала Эстеркина В.С., Савельев Борис Фёдорович. Они вели младшие группы, В.Зак - старшие. И я пришёл к нему на подмогу. Я был тогда ещё кандидат в мастера. Уже после меня туда пришёл работать В.Г.Кириллов, а потом уже и В.М.Бывшев. В начале 50-х годов В.Г.Зак решил, что у меня хорошо получается работать с девочками, и "поручил" мне всех девиц! Таким образом, все более-менее способные девочки попадали ко мне! Все чемпионки города среди женщин тех лет были моими ученицами: Флюра Дмитриева, Лена Бишард, Люба Кристол... Просто у других тренеров не было девочек! И в тоже время способных мальчиков передавал уже я. Так, подающих надежды Андрея Лукина - В.Г.Кириллову, а Владислава Воротникова - В.М.Бывшеву. С В.Г.Заком я нередко вместе общались и в неформальной обстановке, знал всех его домашних. В какой-то момент я настоятельно предложил, чтобы с девочками занимался не только я. Должна быть конкуренция, это для пользы общего дела. Кроме того, у других тренеров были свои направления, своё видение педагогического процесса. Зак с этим согласился. И, кстати говоря, когда много позже у Василия Михайловича Бывшева появилась Ира Левитина, будущая вице-чемпионка мира. Да, я видел, как он с ней работал. Всё было очень правильно! Помню, он ставил задачи на обратный мат, позиции из сказочных шахмат. А однажды увидел ретроградный анализ, и она так успешно решает. Ну, думаю: "Бывшев - голова"! Вот так мы и работали. Конечно, главную ношу нёс на себе Зак. Собственно, он и организовал этот клуб, вернее реорганизовал городскую шахматную работу, создал методическое объединение, заставил людей работать...

- То есть он был диктатором?

- Да, но это было вынужденно. Он знал, что это надо. Владимир Григорьевич был человек долга. Он ссорился со своими коллегами, сообщал по месту работы за опоздания на методические объединения, был очень требовательный. Себя не жалел и других тоже. И я его хорошо понимал как бывший офицер. Где-то он был человек очень мягкий. Это только я знаю, другие думают, что он "сухарь"! Ничего подобного! Коллега по тренерскому цеху и мой друг С.В.Хавский демобилизовался в начале 50-х годов, затем, поработав шахматным тренером в Доме офицеров, был приглашён мной во Дворец пионеров.

- А когда была создана спортивная школа олимпийского резерва на базе Дворца Пионеров?

- Точно не помню, но примерно в то же время, когда командные первенства СССР заменили Спартакиадой народов СССР, которая проводились одновременно по двадцати одному виду спорта.

- Как осуществлялся набор в группы?

- Сначала по степени подготовленности. Не уверен, что это было правильно. Позже мы от него отказались. Давали сеансы одновременной игры, кто играл первым ходом "не по центру" отдавали в районные Дома пионеров. Потом поняли неэффективность и этого метода, стали действовать более индивидуально. Скажем, оценивать степень увлечённости, проводить, как сейчас говорят, тестирование и обязательно спрашивать, где ещё занимается? Как правило, я слышал ответ примерно такой: языком, музыкой и т.д. Таким на каком-то этапе ребятам приходилось выбирать или-или. А для общего развития - Дом пионеров. Кстати, некоторые дальновидные тренеры посылали своих ребят играть в наших турнирах. Кто-то пытался остаться заниматься у нас, и мы их оставляли. Один из таких Дима Михайлов вышел из такого "набора" и даже играл за сборную команду школьников города в 1981г. Но были и такие тренеры, которые держали своих учеников и никогда не передавали и не отпускали от себя. Вот мой приятель Август Семёнович Лившиц был таким.

- Он, кажется, работал в Петроградском районе?

- Да, а потом в Приморском. Все вопросы у нас решались коллегиально на тренерском совете. Много соревнований проводилось у нас во Дворце. Командные и личные.

- А как было с делением по возрастам? Играли все вместе?

- Да. В этом были и отрицательные и положительные моменты. Молодые в таких турнирах могли быстрее набраться опыта. Например, так набирался опыта юный Спасский. Помню, играл самый маленький, при неудачах плакал. Это было в 1948г., тогда Боре было 11 лет. А с ним играли "дяди" по 17 и 18 лет. Так же пробивали себе дорогу и другие. Леонид Юдасин, например.

- В те далёкие времена интерес к шахматам был больше или меньше, чем сейчас?

- Тогда было больше, больше проводилось турниров...

- А помните ту памятную Спартакиаду, где юношеская команда Ленинграда завоевала золотые медали?

- Это было один раз в Алма-Ате в 1976 году. Нам необходимо было победить команду Москвы в решающем матче со счётом 5:3 на восьми досках, для того чтобы сравняться с москвичами по очкам и по личной встрече занять первое место. Тогда играли, как известно, с откладыванием. Мачт был отложен при счёте 3:1 в пользу Москвы. Тренеры, ежедневно докладывавшие на "штабе" счёт, приуныли. Но все 4 партии отложены в лучшем нас положении. Узнав о том, что мы имеем шанс занять первое место, вокруг нас засуетились. Принесли шоколад участникам, вентиляторы, питьё разное...

- А кто засуетился-то?

- Наши чиновники, руководители спортивной делегации. И при доигрывании выигрываем мы одну партию, другую, третью. А вот в четвёртой партии А.Ермолинский всё же перешёл в ничейный ладейный эндшпиль. У него хоть и была лишняя пешка, но ничья достигалась за счёт "длинной стороны". Видя всё это, С.В.Хавский подошёл к московским тренерам Юдовичу мл. и Кимельфельду и стал поздравлять их с победой в Спартакиаде. А я сказал, что поздравлять не буду, пока играется партия. И действительно, перелом наступил, москвич ошибся, и Алексей выиграл эту партию, а мы матч с нужным нам счётом. Хавский пожал ему руку и сказал: "Ты играл, как З.Стуруа!". Все были на "седьмом небе" от счастья, нас обещали премировать. Но посулы оказались посулами. За ту звёздную команду выступали, кроме А.Ермолинского А.Сочагин, А.Юнеев, Л.Заманский, Д.Егоров, М.Афиногенова (Асеева).

- Верно ли, что когда ездил с командой В.Г.Зак, она не занимала высокие места?

- Нет, это не совсем так. Занимали и первые, и третьи места в командном чемпионате СССР. Но ребята в его присутствии чувствовали больше напряжения, были скованны.

- Вы наверняка читали книгу Г.Сосонко "Я знал Капабланку"?

- Да.

- Он описал подробно плюсы и минусы В.Г.Зака. А чем не сходились В.Г.Зак и В.М.Бывшев, который в то время имел большой авторитет и как шахматист и как тренер?

- Я думаю, что дело было в характерах. У обоих они были очень сложные. У Василия Михайловича помимо фронтовой контузии иногда случались эпилептические припадки. Общаться с ним временами было довольно сложно. Я с ним дважды ездили с командой Дворца Пионеров на соревнования ДЮСШ министерства просвещения и заняли там первое место. Он был очень подозрительный, когда я что-то подсказывал его ученикам.

- То есть Вас подозревал, как сейчас говорят, в переманивании?

- Думаю, да и это меня задевало. Но я выдерживал, а Зак нет. Одно время они не общались. Василий Михайлович считал, что его учеников зажимают...

- А как было на самом деле?

- Трудно сказать. При прочих равных условиях каждый тренер пытается своих учеников продвинуть. Позже по просьбе В.Г.Зака я стал старшим тренером, вернее, исполняющим его обязанности.

- Александр Васильевич, а помните неудачную Спартакиаду, где Вашим подопечным до выхода в финальный матч за первое место достаточно было... проиграть команде Украины, да ещё со счётом 2:6!

- Да, был такой эпизод в моей тренерской работе. Волгоград, 1963 год. Мы лидировали с большим отрывом в своей полуфинальной группе. Последний матч был с командой Украины. На этой Спартакиаде ленинградскую команду мы представляли с Василием Михайловичем Бывшевым. В той поездке он был вторым тренером... Он был осторожный человек, Василий Михайлович. Несмотря на наше очень выгодное положение команды он спросил у меня:"Слушай, а мы наберём два очка то?" "Да что ты, Василий Михайлович, смеёшься что ли? - уверенно парировал я... два очка-то всяко наберём!" За мальчиков мы были спокойны, а вот девочек надо было поддержать. Накануне они крупно проиграли, и я лично пошёл готовить нашу первую доску Таню Саранжеву. Она на тот момент была бронзовым призёром первенства Союза, но ей предстояло играть с чемпионкой СССР среди девушек предыдущего первенства. Я подсмотрел, что её соперница играет рискованный вариант, и убедил, что нужно применить в то время ещё мало изученный вариант 1.е4 с5 2.с3!? И хотя Таня упиралась, как могла, ведь ей необходимо было играть с "чистого листа", мне удалось её переубедить... Начался матч. Час ещё не прошёл, Т.Саранжева чистенько выловила свою соперницу на заготовленный вариант и победила. Мы ведём в матче 1:0, в матче, где нам достаточно проиграть 2:6! Здесь я провёл бы параллель с футболом. В такой ситуации футболисты порой перестают играть. Например, играл московский "Спартак" с бухарестским "Динамо". 4:0 дома выиграли и считали, что уже дело сделано. А на выезде что случилось? За 15 мин. до конца матча счёт был 3:0 не в пользу "Спартака"... Ну, прекратили играть, не играют! Вот и у нас тоже, я смотрю, когда Саранжева выиграла, ребята стали ходить, смеяться. Им казалось, что они уже вышли в финал, потирают руки. Смотрю, играть прекратили совершенно! Ну, если в футболе тренер может как-то повлиять на такую ситуацию, то в шахматах, как известно, подсказка не возможна. Короче говоря, Владику Воротникову предложили ничью, а он отказывается, не хочет ничью, зевает... А.Лукин стоял на выигрыш, а в этой эйфории попал в цейтнот и, увы, ничего не смог сделать больше ничьи, хотя выигрывал прямой атакой. А остальные начали проигрывать все подряд. Матч был отложен, А.Лукину не удалось победить, а две другие партии, которые были похуже, мы проиграли. И в результате, поражение 1,5:6,5. Дальше мы проиграли матч команде РСФСР 3:5 и в итоге не попали в число призеров. Помню, Василий Михайлович сказал мне: "Это не сон?" Настолько невероятным и неожиданным был для всех такой разворот событий. Конечно, мы получили "нагоняй" от чиновников, но как говорится: "Дело было сделано!" После долгого размышления я пришёл к одному выводу. Ребята были слишком скованны. В те времена на Спартакиаду народов СССР команду сопровождал комсорг от городского комитета комсомола, физрук, а также был ещё человек, который, так сказать, курировал команду. У нас это был заведующая спортивным отделом Дворца Пионеров. Она ходила лично и проверяла. 11 вечера, отбой, всем спать. Это же, ни в какие ворота не лезет. У ребят переживания после тура, кроме того, в Волгограде в июне было жарко. А в комнате, как не проветривай, всё равно не то. Как я не убежал, изменить ситуацию не получилось. В результате, режим дня был соблюдён, но ребята "перегорели" перед матчем и в психологическом, и физическом состоянии дали большую фору соперникам! Это была самая крупная неудача. А команда у нас была сильная, особенно юношеская. В 1972 году я "разобрался" с Украиной в Львове. В целом мы выступили не удачно, попали лишь во второй финал, но на этот матч мне удалось настроить команду, и мы его выиграли 5:3, а должны были взять и все 6:2! Я лично сам готовил каждого участника, отстранив от этого второго тренера А. Новотельнова. Хорошо знал их противников, убедил, что можно победить... Кстати, на той Спартакиаде команда Украины заняла первое место и никому больше не проиграла! Только мы у них выиграли! И вот когда я подготовил команду, о чём я всегда горжусь и рассказываю, я подошёл к комсоргу, а по совместительству и физоргу команды Олегу Маслову и говорю ему: "Ни второй тренер команды, ни ты не верите, что мы можем выиграть. Не вполне уверены и наши участники, хоть я их и подготовил. Команда Украины уверена, что нас обыграет, все судьи тоже в этом уверены. Зрители украинцы тоже верят в победу своей команды, и они могут действовать против нас. Всё против нас, я один знаю, что мы выиграем...

- То, что Вы рассказали, Александр Васильевич, безусловно, будет полезно знать особенно начинающим тренерам... Однако в целом всё же команда сыграла в Львове неудачно?

- Да, понимаешь, на девичьих досках у нас играли Наташа Зубова и Лена Белова. И если Наташа, в целом, выступила хорошо, но Лена просто "провалилась". Оказывается, у неё было незадолго до этого соревнования сотрясение мозга, а В.Г.Зак ничего мне об этом не сказал. А он как раз проводил сборы команды и должен был ехать сам, но не смог и попросил меня. Я его всегда поддерживал, и понимал, что просто так он никогда не попросит.

ЧАСТЬ 2

На верхupdate 19-03-2005 

 
поиск литературы




Рейтинг@Mail.ru