Внимание, новинка!

Максим Ноткин
Ферзей моих стремительный уход. Озарения и затмения на шахматной доске. 790 руб.


Google
English version

Google Translator
Лучший и самый полный каталог, а также продажа шахматной литературы, изданной с 1775г. по наши дни. В разделе академия партии с подробными комментариями гроссмейстеров и мастеров. Оказываются услуги по подбору нужной для Вас литературы. Издержки по пересылке денег минимальны - VISA, MasterCard, PayPal, cheque, money order, банковский перевод. Минимальная сумма заказа - 2000 руб.


СЕРГЕЙ БЫСТРОВ,
МЕЖДУНАРОДНЫЙ МАСТЕР

Памяти Я.Д.Зиндера. 12.12.23 - 25.09.11.
90-летней годовщине со дня рождения посвящается.

12 декабря 2013г. международному арбитру, ветерану Великой Отечественной войны Я.Д. Зиндеру исполнилось бы 90 лет. Эта дата прошла незамеченной для широкой шахматной общественности. Возникший вакуум призвана заполнить настоящая статья, основу которой составит книга, которая уже почти готова. Сокращённый её вариант увидел свет в свежем, первом номере "64-шахматного обозрения". Группа друзей-шахматистов, в которую входят автор статьи, а также В.Г.Новиков и В.И.Тхоржевский собрали воспоминания людей, изъявивших искреннее желание зафиксировать память о человеке, оставивший яркий след на Земле.


Яков Давидович Зиндер родился 12 декабря 1923 года в Киеве. Его детство и юность были неразрывно связаны с местом рождения. Здесь он ходил в детский садик вместе со своим другом Володей Островским, учился в школе. Яков рос спортивным юношей и успешно развивался интеллектуально. Участвовал в районных и городских математических олимпиадах, занимался гимнастикой, хорошо играл в волейбол, увлекался шашками и шахматами, отличался дружелюбным характером. Ещё учась в девятом классе школы, он вместе с Володей Островским, записался военно-морскую школу. Перед самой войной друзья окончили школу. Началась война, и ребята были зачислены в ленинградское Высшее военно-морское инженерное ордена Ленина училище имени Дзержинского. Вместе благополучно добрались до города на Неве. И здесь пути друзей ненадолго разошлись. Яков был направлен через некоторое время через Правдинск в Баку для продолжения учёбы. В начале 1942 года Владимир и Яков встретились, чтобы зимой учиться вместе в училище, которое было эвакуировано в этот южный город. А летом охранять на плавучих зенитных батареях на Каспийском море баржи, курсирующие между Баку и Сталинградом, отгоняя немецкую авиацию заградительным огнём. По окончании третьего курса наши герои опять вместе направляются на Северный флот служить на подводных лодках для охраны союзных конвоев. Яков служил на "С-ке", Владимир на "М-ке". Но до столкновения с немцами дело не дошло, и курсанты были вскоре возвращены для окончания учёбы в ленинградское Адмиралтейство. Яков был распределён в класс "Катерщиков" и получил назначение на Каспийское море на корабль-охотник "ВЧ-5".




Затем была служба в Зеленогорске, потом в Выборге, далее - в 4-м отряде в Кронштадте. Все эти годы Яков поддерживал связь с другом детства Владимиром. А его служба занесла на долгие годы на Дальний Восток, в Находку.




Верхний ряд второй слева - кап. II ранга Я.Д.Зиндер,
первый ряд вторая справа - Н.Т.Гаприндашвили.

В 1972 году демобилизовавшись из Военно-Морского флота, а с 1974 года Яков Давидович стал профессиональным шахматистом, активно включился в работу Федерации шахмат Ленинградской области. 37 лет трудился в этой общественной организации, несколько лет возглавлял Федерацию, а последние годы - был заместителем председателя. В 1990 году Яков Давидович стал международным арбитром. Помнится, я частенько присутствовал на заседаниях федерации. Яков Давидович никогда не давил, всем давал высказаться, всегда старался находить компромисс. А сколько организованных им турниров, выездов перспективных спортсменов, подготовленных соревнований, судейство в турнирах от рядовых турниров до Всемирных шахматных Олимпиад, подготовленных учеников и не счесть! Яков Давидович принимал активное участие в судействе "Белой ладьи", чемпионатов СССР (первая и высшая лиги), соревнования всесоюзного, российского масштаба, международные турниры.




Последнее соревнование из значимых - Вторая летняя Спартакиада молодежи России в Новой Ладоге в июле 2010 года.




Слева - В.Г.Куликов директор ШК в Новой Ладоге, прекрасный
организатор шахматных турниров и детский тренер. Крайний справа - Василий Петрович Антонов, многолетний заместитель Я.Д.Зиндера на посту председателя шахматной федерации. В Кингисеппе, откуда он родом, проводятся мемориалы В.П.Антонова.

В этом городе в течение 27 лет работал директором шахматного клуба В.Г.Куликов, ныне находящийся на заслуженном отдыхе. Всего себя, отдавая тренерской и организаторской работе, он оказал большую помощь в организации Спартакиады на самом высоком уровне.

"Человек - энергия", - так назвал свои воспоминания о Зиндере Владимир Георгиевич.

Впервые я познакомился с Яковом Давидовичем в 1991 году на заседании шахматной федерации Ленинградской области. Он мне сразу стал симпатичен, так как четко вел заседания, был в курсе всего, касающегося шахматной жизни области. Быстро, используя знания и умения членов федерации, скомплектовал очередной президиум федерации на утверждение. Отчетный доклад изобиловал конкретными фактами, множеством примеров. Яков Давидович любил шахматный спорт, уделял много времени его развитию в области, поддерживал федерации всех регионов, помогал проведению новых турниров. Так в Новой Ладоге, при его активном участии, стали традиционными "Мемориал А.Ф. Ильина - Женевского" и международный шахматный фестиваль "Ладожское лето". Новоладожским шахматистам он очень хорошо запомнился, так как в общей сложности провёл в Н.Ладоге около 300 дней, участвуя судействе соревнований разного уровня. Всегда требователен, но не придирчив, умен, знаток шахмат и шахматного кодекса. Лично я многому научился от него, он мне помогал постоянно, учил. Светлая память.

Примечательны автобиографические строки самого Якова Давидовича.

"Шахматы сыграли большую роль в моей жизни, но любовь к морю победила, и я стал моряком. Военно-морскому флоту я отдал 32 года. Дважды выступал в чемпионате Вооруженных сил, был чемпионом по шахматам и по шашкам Каспийской военной флотилии. Занимался и другими видами спорта: у меня был первый разряд по волейболу, второй - по баскетболу. На корабле, где служил, создал команду по водному поло. Могу сказать с уверенностью: занятия спортом и, безусловно, шахматами позволили сейчас, когда мне уже за 80 лет, крепко стоять на ногах и ясно мыслить. А еще они научили меня планировать свою работу, научили усидчивости. Когда я уволился в запас, то решил опять посвятить себя шахматам. Инженер-капитан 1 ранга, корабельный инженер-механик - мне предлагали весьма заманчивые должности, но я решил стать профессиональным шахматистом. Стал заниматься с детьми - ребят очень люблю, с ними интересно. Тренерская работа оказалась успешной: мои ученики становились перворазрядниками, кандидатами в мастера спорта, хорошо выступали на разных соревнованиях".

А вот как отвечал Зиндер на вопрос известного спортивного журналиста С.-Петербурга Александра Кругликова "А где в нашей области можно сыграть в шахматы, где есть клубы?"

"В Ленинградской области функционируют шахматные клубы - в Гатчине, Новой Ладоге, Киришах, Сосновом Бору, в Сясьстрое, Выборге, Бокситогорске, Луге, Тосно, Пикалёво. На их базе выросли и стали международными гроссмейстерами Татьяна Рубцова (Всеволожск), Евгения Овод (Сланцы), Даниил Линчевский (Гатчина), большая группа мастеров, в том числе Екатерина Мурашова (Акатова) из Никольского. Есть сильные шахматисты в Кингисеппе, Никольском, Волхове. Далеко не каждый регион страны проводит свои международные турниры. Ну и, конечно, Яков Давидович увлек многих шахматистов своей энергией и энтузиазмом. И заслугой ветерана являлся тот факт, что в разных местах Ленинградской области появились высококвалифицированные шахматные судьи. Назову только несколько имен - Владимир Ямщиков (Тосненский район), гатчинцы Николай Музыка и Александр Табачник, Владимир Куликов (Новая Ладога), Анатолий Абрамов (Никольское), Сергей Масляков (Тосно), Светлана Яковлева и Алексей Антипов (Кириши). С таким судейским корпусом можно проводить любые соревнования. Пока есть силы, оставлять шахматные дела не намерен, - говорил Зиндер..."


Я.Д.Зиндер приветствует участников из московской команды.
Слева - В.Белоус и И.Попов.




С Валентиной Гуниной.

Небольшая цитата из воспоминаний друга детства нашего героя, Владимира Осиповича Островского, ставшего крупным учёным, доктором техническим наук, профессором, капитаном 1 ранга переносит нас в героические и непростые времена истории нашей страны.

"Мы родились в Киеве с разницей в два месяца и жили по соседству. Когда на Украине начался голод, мама Якова Цылина Вениаминовна водила нас трёхлетних за ручку в столовую, чтобы мы не умерли от голода.




Курсант Владимир Островский.

Отец его, Давид Наумович работал в Киеве на судостроительном заводе "Ленинская Кузница". Мы вместе ходили в детский садик. И как шутили приятели, мы подружились, как только сели на соседние горшки. После детского садика мы опять же вместе учились в киевской образцово-показательной средней школе №45. Вместе готовили уроки, а жили на Пушкинской улице. В школе он учился отлично, весьма преуспевая особенно в математических науках. В младших классах школы он увлекся шахматами, и в шахматах была вся его жизнь. Яша увлекся не только шахматами, а спортом в целом. Мы вместе ходили и серьёзно занимались спортивной гимнастикой, и тренер у нас был чемпион СССР Ибадулаев. Он нам привил хорошие спортивные качества. Занятия проходили в спортзале Дома Офицеров. Яня с юных лет отличался доброжелательностью и рассудительным характером, в друзьях у него был весь класс. Обладал прекраснейшей памятью, до преклонных лет он помнил фамилии, имена и отчества своих учителей, сослуживцев и так далее. Очевидно, такая память помогала ему в шахматах. Играл Яша и в шахматы по памяти, то есть, как у вас говорят, вслепую. И самое главное, что я хочу сказать, Яша был преданнейшим другом до самого конца жизни. Даже когда Яша последний раз попал в больницу в институт скорой помощи, он узнал, что я лежу в другой больнице, и меня готовят к полосной операции, он связался со мной и советовал: "Ни в коем случае не соглашайся на операцию:". Сын от имени семьи написал, что мы не согласны, чтобы меня оперировали, я проходил курс лечения, а в это время Яшу хоронили. Это был его последний дружеский совет... Яня нашёл свою судьбу, первую жену Лену, когда служил на Каспийском море. Впоследствии она преподавала в ленинградском Доме офицеров музыку. Когда Лена умерла, мы хоронили её вместе с Яней и его сыном Веней. Мы с Яней всё время поддерживали самые тесные отношения. Я помогал перевозить его отца и мать из Киева. Они были уже в очень преклонном возрасте. Приезжали в отпуск мы с Яней в Киев, там встречались, общались. Цылина Вениаминовна была очень гостеприимной женщиной. Позже познакомились и наши сыновья мой Миша с Веней. А моя дочка и Веня - ровесники. Я послужил и в Находке, демобилизовавшись, я работал в институте биохимических систем на Невском, 108. Там я защитил докторскую диссертацию, стал профессором: Со второй женой Аллой, Яне очень повезло. Она чудесный человек. У них была дача, он отдыхал там:Наша жизнь с Яней шла вплотную. Даже когда мы разъехались по флотам и морям, мы старались не терять связь". Как уже говорилось, Яков Давидович был знаком с очень многими видными шахматистами, умел дружить, организовывать не только международные турниры, но и их финансирование, привлекал своим неповторимым обаянием сильных шахматистов из разных стран. Неоднократно встречались с кронштадтскими любителями шахмат чемпионы мира Михаил Таль, Анатолий Карпов, Василий Смыслов, Нона Гаприндашвили. Приезжал к кронштадским любителям шахмат и чемпион СССР И.Дорфман со своим тренером В.Батуриным. Он находил общий язык со всеми: от шахматистки-девчонки до А.Карпова, Г.Каспарова, А.Жукова, К.Илюмжинова:

Вспоминает гроссмейстер Ю.Л.Авербах:

"С Яковом Зиндером мне приходилось много раз встречаться на заседаниях и съездах РШФ.


В шахматном клубе Кронштадта. Второй слева - международный судья А. Лившиц, направо от него член президиума РШФ Я. Зиндер, затем гроссмейстер Ю. Авербах
и два капитана боевых кораблей.

Он проявил себя знающим, авторитетным организатором шахматной жизни Санкт-Петербурга и Кронштадта, принимал самое активное участие в организации шахмат в Российской Федерации. Однажды мне посчастливилось посетить Кронштадт и испытать гостеприимство Якова Давидовича". Много ветеранов, друзей, коллег откликнулись на предложение оставить свои отзывы, воспоминания. Заранее извиняюсь, формат статьи не позволяет включить всё. Но в выходящей в свет книге, памяти Зиндера и в интернете, всё достойное публикации найдёт своих благодарных читателей.

Уже когда большая часть воспоминаний были обработаны, я получил письмо из далёкого Бостона от Марка Гинзбурга.

"В начале 1942 года большое четырёхэтажное "крыло" здания Азербайджанского Индустриального Института на наших глазах было изолировано от других помещений. На его входе появились дежурные в морской форме. Скоро выяснилось, что сюда из Ленинграда перебазировалось Высшее военно-морское инженерное училище имени Дзержинского. Подтянутые курсанты училища хорошо вписались в панораму военного Баку, - дисциплинированные, интеллигентные. За два с половиной года у многих появились приятели и подруги. С двумя из них я сблизился на долгие годы. Это были два друга - Ян (Яков) Зиндер и Леня Синильников. Они ухаживали за моими двоюродными сестрами Леной и Фирой, - студентками университета. Ян и Лена поженились без драматических обстоятельств. Фира к концу пребывания училища в Баку окончила юридический факультет. Домашнюю девочку немедленно направили на работу следователем в глухой район северной области, вручили ей пистолет и велели ловить бандитов, которых в тех краях было немало. Ретивую энтузиастку не раз угрожали убить. Вызволил её Леня: приехал на север (поговаривали, что в "самоволку"), зарегистрировал брак по Матросской книжке, и вскоре её отпустили. Оба друга были хорошими спортсменами. Ян играл в сборных командах по волейболу и баскетболу, побеждал в шахматных турнирах, стал кандидатом в мастера. Леня достиг успехов также в теннисе - выйдя в отставку, стал известным тренером. В послевоенные годы мы с женой неоднократно встречались с обеими семьями - в Баку, в Ленинграде, в Севастополе, где Леня перепродавал в Черноморском высшем военно-морском училище. В начале 70-х годов Ян с Леной из Ленинграда и Леня с Фирой из Севастополя приехали в Баку на похороны мачехи, воспитавшей обеих сестер и безмерно им преданной. Ее дом всегда был приветливо открыт для Яна и Лени. Было несколько "посиделок" и у нас. Естественно, ребята повзрослели, многое открылось по новому, но прямота и честность во взглядах и убеждениях оставались неизменными.




Последняя моя встреча с Яном и Леной была зимой 1981 года. Я гостил у них в Кронштадте, незадолго до отставки Яна. Речь зашла о том, чем он собирается заниматься дальше. То, что Ян намеревался продолжать судить на шахматных турнирах меня не удивило. Но он добавил, что и Лена уже освоила это "ремесло". Более того, для этого вовсе не обязательно быть мастером в шахматах, но требуется знать множество правил проведения соревнований досконально, до самых мелочей. Например, "Игрок должен нажимать кнопку часов той же рукой, которой делается ход. Почему? Иначе сложно определить, что произошло раньше - ход или переключение часов". Или: "При рокировке надо сначала сдвинуть короля, потом ладью. Иначе игрок будет обязан вместо рокировки сделать ход этой ладьёй. Почему? Рокировка считается ходом короля". Судье необходима так же абсолютная принципиальность и тактичность! Никаких личных привязанностей. И в то же время, надо чувствовать напряженное состояние игроков, не допускать избыточной нервотрепки. И конечно, важен личный опыт турнирной борьбы, чтобы справедливо разобраться в спорных ситуациях. В эти же дни мне довелось присутствовать на одном из турниров, где Ян был судьей, а Лена - помощником арбитра. С того момента, как были пущены часы, оба они переменились, - подтянулись, сосредоточились. Все постороннее для них как бы перестало существовать. Ян с честью следовал поведанным мне заповедям. Подтверждение этому я получил после почти 30- летнего разрыва связей (мы скоро уехали в Штаты). В марте 2007 г. я прочел в интернете. Олимпийский комитет России наградил почетным дипломом "Фэйр Плэй" члена президиума Российской федерации шахмат Якова Зиндера.




И уточнение: "Призы и дипломы "Фэйр Плэй" вручают только тем, кто образцом сп ортивного благородства и соблюдением принципов справедливой игры пропагандирует спорт в нашей стране". С помощью петербургской шахматной федерации я узнал телефоны Яна. Говорили мы долго и увлеченно. В свои 84 года голос звучал очень бодро, делился планами. Живо интересовался нашей судьбой. И вот, тот же интернет принес печальное известие о кончине Якова Давидовича Зиндера. Достойный был человек. Мир Его Праху".

Виктор Лозинский, друг и коллега по службе, кандидат военных наук.

"Познакомились мы с Яшей в 1972 году в Кронштадте. Я находился на учебной морской практике на боевых кораблях Балтийского флота, Яков Давидович преподавал инженерное дело матросам и старшинам, а также руководил шахматным клубом Дома морских офицеров.




Участники и судьи турнира "Кубок Спасского 2006". Турнир с нормой международного мастера. Сидят: Я.Д.Зиндер, Л.В.Петрова, В.И.Карасев, А.Володин, А.Э.Рутман, С.Москалец (Днепропетровск). Стоят: К.Анненков, Р.Ежов (Нарва), А.Майдель (Петров), А.Кришиловский, Алексей Уткин, В.Б.Лозовский, Д.Максимов (Днепропетровск), Р.Бархударян.

Мы стали вместе организовывать турниры для матросов, курсантов, офицеров и семей моряков. Выйдя в запас, Яша поселился в Ленинграде, в районе Купчино, и мы с ним оказались соседями. Часто засиживались за шахматами до глубокой ночи и подолгу беседовали. Сплотили нас и совместные длительные командировки. Мы часто вместе судили турниры: Яша - в должности главного арбитра, я был его заместителем или главным секретарем. Помню наше судейство в Армавире. Власти города прекрасно организовали детское соревнование "Белая ладья". В те времена шла ожесточенная гражданская война на Северном Кавказе, поэтому трудно было найти добровольцев для судейства. Яков Давидович согласился стать главным арбитром, я - его заместителем. Участвовали дети из кавказских республик Южного Федерального округа. Все прошло блестяще. Министр спорта Армавира и местные власти предоставили зал Дворца культуры в центре города, обеспечили детям дополнительное питание - арбузы, дыни, сливы. Спорт объединяет людей. Но не всё оказалось так просто. В гостинице дежурили вооруженные автоматчики и представители спецслужб. В заключительный день умер судья из Москвы: то ли его убили, то ли случился сердечный приступ... Мы разъезжались по домам с железнодорожной станции Армавир-2. Через некоторое время на этой станции террористы взорвали бомбу, и погибло много невинных людей. Страшно подумать, но мы там ежедневно гуляли, заказывали билеты, жили буквально в десяти шагах, дети с телефонного автомата вокзала звонили домой. Вообще, Яков Давидович всегда очень внимательно относился к сохранению жизни и здоровья детей и всех участников соревнований; наш военный опыт позволял это делать профессионально и тонко. Яков Давидович долгие годы работал председателем шахматной федерации Ленинградской области, провел множество соревнований на самом высоком уровне. Его работу поддерживал губернатор Ленинградской области Валерий Павлович Сердюков, который несколько раз даже приходил на заседания областной шахматной федерации. Также у Зиндера сложились хорошие деловые отношения со спортивными работниками Госкомспорта и Минобразования России. При активном участии Якова Давидовича в 2002 году была проведена первая летняя спартакиады учащихся России. Мой друг Яша умер на боевом шахматном посту, как морской офицер в море на боевом корабле при тралении мин противника..."

Виктор Тхоржевский, друг и коллега, военный врач, шахматный коллекционер, призёр Тихоокеанского флота по шахматам 1963г.


После увольнения запас из рядов ВМФ Яков Давидович как инженер-механик, и опытный преподаватель мог найти себе самую разнообразную работу. К нему поступало много различных предложений и с Морского завода и из других учреждений Кронштадта, включая учебные. В спортивном клубе Ленинградской Военно-Морской базы была вакантной должность тренера по шахматам, и из массы разнообразных интересных предложений Яков Давидович принял решение занять именно ее. Местом его работы стал Дом офицеров в Кронштадте, где он организовал шахматный клуб. Приложив массу усилий, он создал уютное со вкусом оборудованное помещение, оснащенное всем необходимым как для проведения крупных соревнований, так и просто для игры заглянувших в клуб посетителей. Будучи исключительно интеллигентным человеком, Яков Давидович поддерживал со всеми доброжелательные, основанные на взаимном уважении, отношения. В тоже время, в клубе соблюдались установленный порядок и дисциплина. Благодаря личному обаянию, Якову Давидовичу удалось привлечь к работе в клубе самых разнообразных людей. В первый период работы, когда квалифицированных шахматистов было мало, в клубе организовывались турниры смешанного разряда, в которых принимали участие как офицеры так матросы и гражданские лица. В этот период времени Яков Давидович принимает решение развернуть широкую работу по развитию шахматной жизни в Кронштадте. Он организует шахматные кружки в школах, куда набирает учеников младших классов, сам проводит занятия по теоретической подготовке, организует квалификационные турниры и турниры на первенство школ и районов. Через несколько лет из мальчиков и девочек, с которыми занимался Яков Давидович, выросли довольно сильные перворазрядники, и даже кандидаты в мастера. В результате ряда проведенных турниров смешанных разрядов в клубе появилась большая группа шахматистов различной квалификации. Назрела необходимость проведения большого количества квалификационных турниров, что и вошло в постоянную программу работы шахматного клуба. Параллельно Яков Давидович развернул работу в частях, соединениях и учреждениях Ленинградской Военно-Морской базы. Были выявлены люди, увлекающиеся шахматами, организованы первенства этих воинских частей, соединений и учреждений, созданы сборные команды. Регулярно стали проводиться личные и командные первенства кронштадтского гарнизона и Ленинградской Военно-Морской базы с вручением переходящих призов. Эти соревнования освещались в прессе министерства обороны. В результате проводимой работы, возникает потребность в шахматных организаторах и судьях. Яков Давидович проводит ряд сборов и семинаров с привлечением ведущих специалистов Ленинграда, и в Ленинградской Военно-Морской базе появляются судьи по шахматам первой категории, а в дальнейшем и республиканской и даже всесоюзной и международной. Естественно, работа шахматного клуба не ограничивается только проведением шахматных турниров. В клуб для проведения занятий, чтения лекций, разбора партий, изучения теории и проведения сеансов одновременной шахматной игры приглашаются сильнейшие шахматисты и тренеры Ленинграда. Особенно большую помощь в учебно-методической работе оказывал мастер спорта СССР по шахматам Эдуард Бухман. Он был частым и желанным гостем в кронштадтском шахматном клубе. Также часто приезжали в Кронштадт с лекциями и сеансами одновременной игры Э. Петросян, О. Крылов. Неоднократно встречались с кронштадтскими любителями шахмат "живые легенды" чемпионы мира Михаил Таль, Анатолий Карпов, Василий Смыслов, Нона Гаприндашвили. Приезжал к кронштадтским любителям шахмат и чемпион СССР Иосиф Дорфман со своим тренером Батуриным. Частенько лекции переходили в неформальные общения. Во время проведения одного из крупных международных шахматных турниров в Ленинграде, в котором принимала участие Нона Гаприндашвилли, Яков Давидович попросил меня привезти Нону Терентьевну в Кронштадт. Политотдел Ленинградской Военно-Морской базы выделил автомобиль волгу и политработника. Когда мы приехали в Ломоносов, оказалось, что паром в Кронштадт будет только через три часа. Надо было спасать положение. Я пригласил Нону Терентьевну в ресторан. Политработник с перепугу сбежал. Толи стало жалко денег, толи испугался в рабочее время идти в ресторан. Опять неудача, ресторан закрыт. Использовал имя чемпионки мира, ресторан тут же заработал, на стол подали лучшее, что было в этом провинциальном заведении. Естественно, от спиртного Нона Терентьевна отказалась, но это не помешало нашей беседе. Нона Терентьевна оказалась великолепной рассказчицей и очень обаятельной женщиной. Время пролетело совсем незаметно. Такой же быстрой оказалась и поездка на пароме. Я был покорен Ноной Терентьевной и с большим сожалением передал ее в Кронштадте Якову Давидовичу. Большое впечатление и самые приятные воспоминания оставил у кронштадтских шахматистов Михаил Нехемьевич Таль. Он легко находил общий язык с любым собеседником, его речь была необычайно интересна, насыщена остроумными замечаниями и добродушным юмором. Однако в сеансе одновременной экс-чемпион мира оказался тверд и бескомпромиссен, побелив во всех встречах, причем в "талевском" стиле. Партии произвели огромное впечатление, но, к сожалению, они не сохранились, а вышел бы неплохой сборник. В семидесятые и восьмидесятые годы в Ленинграде сильнейшие перворазрядники с большим количеством кандидатских баллов не могли попасть в турниры с кандидатской нормой. В то же время в Кронштадте такие турниры проводятся регулярно. Благодаря этому в Ленинградской Военно-Морской базе появляется группа сильных кандидатов в мастера. Деятельность Якова Давидовича не осталась не замеченной. Ему поручается проведение в Кронштадте крупных соревнований, таких как лично-командные первенства Военно-Морского флота и Вооруженных сил СССР с участием сильнейших гроссмейстеров Советского союза. Обширная и разносторонняя общественная и шахматная деятельность Якова Давидовича не могла не повысить его уровень шахматной силы. Он выполняет норму кандидата в мастера, затем получает звание судьи республиканской, а затем всесоюзной и международной категории. С приобретением опыта растет и авторитет Якова Давидовича. Не случайно после переезда в Ленинград его избирают председателем шахматной федерации Ленинградской области, а затем и членом президиума шахматной федерации России.

Борис Гоберман, старший тренер по шахматам городского Дворца творчества юных.