Внимание, новинка!

Лев Альбурт
Тренировка шахматиста. Том 2. Как находить тактику и далеко считать варианты. 450 руб.


Google
English version

Google Translator

Николай Монин, международный мастер


Разгадка одной истории.

В 1967 году тунисский город Сус принимал межзональный шахматный турнир. Печальную известность это грандиозное соревнование получило в связи с выходом из турнира явного лидера - американца Роберта Фишера. Но ни это событие, ни смешной случай с югославским гроссмейстером Миланом Матуловичем, сжульничавшим за доской, и в тот же вечер подавившимся рыбьей костью, темой моего рассказа не являются. Я хочу напомнить читателям другой забавный инцидент, обросший массой сплетен и кривотолков. "Слепой случай" позволил мне "прикоснуться" к этой истории. Эдуард Гуфельд многие годы был тренером-секундантом гроссмейстера Ефима Геллера. В этом же качестве пребывал он и на данном конкретном турнире. А теперь, непосредственно о самом "инциденте". Привожу самую реакционную версию события, почерпнутую мной из книги "Эдуард Гуфельд", М.,1985г. Автор этой белиберды - журналист В. Теплицкий: "Гуфельд злопамятен. На межзональном турнире в Сусе он вместе с югославом М. Дамяновичем, тоже известным остряком, подшучивал над одним гроссмейстером. А тот, не в силах отплатить той же монетой, старался поменьше встречаться с шутниками. В один из дней пришло сообщение, что на очередном конгрессе ФИДЕ (в Венеции) Гуфельду присвоили звание гроссмейстера. Утром он стоял радостный на пляже у отеля. И вот идет этот гроссмейстер. Увидел Эдуарда. Желваки на скулах так и заиграли: что нового можно ожидать от него на этот раз?
- Привет, коллега! - крикнул Гуфельд.
Несколько растерявшись от такого приветствия и поняв, что Гуфельду присвоили высокое гроссмейстерское звание, он, поравнявшись с Гуфельдом, ехидно заметил:
- Дамянович тебе коллега...
Эта остроумная "перепасовка" обошла в свое время многие шахматные издания, но история имела и продолжение. Примерно через полгода состоялся турнир в Амстердаме, и надо же: Дамянович нанес поражение тому гроссмейстеру. Гуфельд немедленно дал в Амстердам телеграмму: "Дамянович тебе коллега".
Позволю себе прокомментировать всю эту "эскападу". Знаменитый "невозвращенец" и "злодей" Виктор Львович Корчной, именно о нём шла речь в этом пасквиле, конечно, имел и имеет немало недостатков. Но при всем при этом ему всю жизнь были присущи безграничная любовь к шахматам и высочайшее мастерство. Гуфельд был для него существом типа "надоедливой мухи". Эдуард Гуфельд всю свою сознательную жизнь "самопиарился" и, по настоящему честно и нелицеприятно, о нем написал Генна Сосонко в классной серии эссе с непонятным моему уму названием "Мои показания". Но при чем здесь "бедолага" Дамянович? Он, между прочим, был первым иностранным шахматистом, выполнившим гроссмейстерскую норму в СССР (Сочи, 1964г.). С Корчным он играл лишь дважлы в 1969 году. Да, действительно, на турнире в Пальма-де-Мальорке он одержал "победу" (психологическую), предложив ничью в несколько лучшей позиции, которую Корчной принял. Да и грех было не принять в последнем 17-м туре, обеспечив себе третье место, при невозможности подняться выше. Далее был турнир в Сараево, который Корчной "вырубил под корень", попутно обыграв Дамяновича, но и последний оказался "не в накладе", заняв высокое пятое место. Больше Корчной и Дамянович в официальных соревнованиях между собой не встречались. Таким образом, становится ясно, что историю с телеграммой господа "борзописцы" просто выдумали. Правдоподобна лишь версия об "остроумной перепасовке", хотя никакого особенного остроумия со стороны Гуфельда в ней не прослеживается. Наступила эпоха перестройки. Корчной был официально реабилитирован, но по-прежнему живет в Швейцарии.
В югославском (а ныне сербском) городе Нови-Сад в конце 1990 года проходила 29-я Шахматная Олимпиада. Помимо основных соревнований параллельно проводились три сильных опен-турнира, в двух из которых играл и автор этих строк. Чтобы гарантированно "выжить", я, в свободное от игры время, а иногда и во время оной, торговал шахматной литературой. Однажды к моему импровизированному киоску подошел невысокий пожилой мужчина, приятный на вид, да, к тому же неплохо говоривший по-русски. Мы познакомились и выяснилось, что передо мной тот самый "легендарный" Мато Дамянович!
- В настоящее время я отошел от шахмат, и теперь увлекаюсь шахматной композицией - сказал гроссмейстер. Он приобрел у меня новый энциклопедический словарь "Шахматы" и несколько сборников задач и этюдов различных авторов. И, конечно, я не мог упустить случай попросить его осветить "тунисскую историю", что называется, изнутри.
- Мы с Корчным часто играли в карты в одной компании. Бридж - игра командная, а Корчной отъявленный индивидуалист и регулярно "тянул одеяло" на себя. Поэтому, их пара постоянно проигрывала нашей и, как следствие, - выплеснувшийся "негатив", - рассказал Дамянович.
Теперь все, более или менее, встало на свои места. Многие великие шахматисты были разочарованы своими скромными успехами в карточной игре. Например, Александр Александрович Алехин, по свидетельствам современников, очень расстраивался, что не может задействовать при игре в карты весь свой мощный интеллектуальный потенциал. Только Ирине Левитиной удалось в шахматах и бридже добиться соразмерных успехов, но, опять-таки, поочередно. В 2003 году ушел из жизни Эдуард Гуфельд. В феврале этого года не стало Мато Дамяновича. Шахматы его "не отпустили" и, подобно солдату на поле боя, он умер за доской, не дожив, к сожалению, полтора месяца до своего 84-летия.
23 марта 2011 года, исполняется 80 лет главному, пожалуй, герою моего рассказа - Виктору Львовичу Корчному. Великому и Неукротимому, абсолютному рекордсмену по количеству турнирных партий, сыгранных на самом высоком уровне "и прочая и прочая". В заключение, хочу пожелать Виктору Львовичу долгих лет жизни и крепкого здоровья! Ведь на Вашем фоне мы чувствуем себя молодыми, а это, порой, так приятно.


Санкт-Петербург, 20.03.2011г.

На верхupdate 20-03-2011 

 
поиск литературы




Рейтинг@Mail.ru